По случаю выхода нового альбома, Sólstafir дали немало интервью. Я перевёл и немного дополнил одно из них, в котором вокалист и гитарист Aðalbjörn "Addi" Tryggvason отвечает на вопросы журнала Decibel.
Оригинал можно прочитать тут.
Фотография Solstafir, 2014 год

Chris:
Ок, давай начнём с вопроса немного не по теме. Я не знал, что у Исландии есть ковбои. Они свои родные или вы завозите их из Нью-Мексико?

Addi:
Есть определенные вещи, которые всегда ассоциировались с рок-н-роллом: тату, ботинки, шляпы, баллады и гитарные соло, виски-бурбон и прочее. Нас, почему-то, больше привлекли эти вещи, чем, скажем, штаны цвета хаки и бейсболки с козырьком на затылке.

Chris:
В вашем последнем туре по США вы встретились с детьми из средней школы [1]. Как это получилось? Всё таки Sólstafir не возглавляют чарты в США.

Addi:
Мать нашего менеджера - школьный учитель, поэтому, встретив её как-то за ланчем в США, у нас родилась эта идея и это было круто. Часть тех детей из Кэмдена и Нью Джерси, которые являются самыми опасными местами во всём США, поэтому они нечасто встречают музыкантов из Европы, рассказывающих об искусстве и сочинении песен. Для нас это было честью, провести лекцию для этих детей.

Chris:
Чем Ótta отличается от Svartir Sandar?

Addi:
Ну, мы наконец попробовали поработать со струнной секцией, это одна из тех вещей, которые мы обсуждали в прошлом и даже хотели использовать на Svartir Sandar, но это не вышло за рамки идеи. Я хотел записать более мягкий вокал на этом альбоме. Не думаю, что более жёсткие вокальные партии подошли бы альбому. А в остальном, он не то чтобы сильно отличается. Мы просто записали ещё один альбом.

Chris:
Отличался ли процесс написания песен от предыдущих альбомов? Я слышал, что вы часто импровизируете вместе, а не пишете индивидуально.

Addi:
Да, иногда у нас есть десятиминутные песни, которые состоят из одного риффа или нескольких аккордов. Мы не очень углубляемся в мелодию. Потом, конечно же мы добавляем больше слоёв, редактируем там и тут. То есть, мы как бы пишем с завязанными глазами.
В один из дней Sæþór'у [Maríus Sæþórsson] пришла в голову идея, что один из фрагментов (который мы все знаем) должен быть сыгран на банджо, но его не исполняли на банджо до самого момента записи.
Я перестраиваю свою гитару в A (вниз) и погнали. Первая песня “Lágnætti” была записана за два дня. Мне пришли в голову некоторые фортепианные отрывки. Кстати, я очень редко на нём играю. Мы обыграем вживую эти фрагменты и на следующий день в целом альбом был готов, мы записали последнюю песню.

Chris:
Мы представили “Lágnætti” и “Ótta” миру. Почему вы выбрали именно эти две песни в качестве визитной карточки альбома?

Addi:
Не знаю, но почему-то эти песни кажутся мне “Battery” и “Master of Puppets” этого альбома. Мне кажется, что они представляют альбом лучше, чем любая пара других песен, некоторые из которых тяжелей воспринимаются. Там есть диско-песня и полноценная фортепианная баллада, поэтому…

Chris:
Sólstafir во многом опирается на электронный смычок. Что он даёт в плане звука при написании песен?

Addi:
Интересный вопрос. Полагаю, он добавляет звуковой изоляции [2]. Звук очень далекий, тонущий в эхе и, конечно, это работает только на одной струне одновременно. Он немало заполняет в песне, и, когда Sæþór придумывает какую-то странную последовательность аккордов, смычок является хорошим ответом на неё. Вместе они хорошо сочетаются. Потом, это скорее прибор солирующей гитары, иногда трудно сдерживать себя, потому что очень легко придумать крутую партию, когда у тебя есть хороший звук со смычком. А это уже другой вопрос. Я клянусь перед богом, что смычок живёт своей жизнью. Иногда он не звучит так, как я хочу чтобы он звучал, даже если если я вожу им так же, как и вчера. Похоже, но ни разу одинаково. Мы немного пристрастились к смычкам, поэтому всегда возим с собой два.

Addi со смычком

И ещё один более крупный снимок со смычком.

Chris:
Ótta переводится как Страх страхов. Что является основой лирики альбома?

Addi:
Это у вас перевод из Google переводчика, в нашем случае название альбома означает длину времени равную одной восьмой солнечного дня. Старый Исландский способ исчисления времени.

Chris:
Теперь, когда вы привлекли внимание всей планеты, собираетесь ли вы поменять язык песен с исландского на английский? Мне кажется у Sigur Rós не было с этим проблем.

Addi:
Неа, не думаю, что это случится. Мы использовали английский в прошлом и можем использовать ещё раз, кто знает. Мы были близки к использованию его на Svartir Sandar, а также Köld, альбом перед ним, был в основном на английском. Но этому было предназначено быть на исландском. И людей не очень это беспокоит. Они воспринимают голос как ещё один инструмент. Должен признаться, что мне гораздо более комфортно петь на родном языке, когда поёшь текст от сердца. Конечно, английский более рок-н-ролльный, так что если вернуться к изначальному вопросу, мы пропустим эту часть классического рока. По крайней мере на время.

Chris:
Куда по твоему Sólstafir движется в музыкальном плане?

Addi:
Я не знаю, если бы вы меня спросили этот вопрос год назад, я бы не предвидел такого развития. Мы просто поднимаем руки к небу как радио-антенны и проверяем каждый день каков приём, и в этот раз это была Ótta.


[1]В оригинале Junior High School, то есть дети 12-14 лет.
[2]В оригинале "sonic isolation", довольно трудно интерпретировать значение этого словосочетания, но полагаю это эффект когда фокусируешь слух на звуке извлекаемом смычком, а не на остальных составляющих песни.